Надежда Гасанова (ngasanova) wrote,
Надежда Гасанова
ngasanova

Category:

Ив ТАНГИ

Дует чудовищный ветер..
В груди у меня небольшая дыра,
Но чудовищный ветер в ней дует.
В дыре этой ненависть, ужас, бессилье
И снова бессилье, а ветер всесилен,
Могуч он, как вихри,
Ломает он иглы стальные,
И это всегда только ветер,
Всегда пустота. И когда исчезает она,
Я растерян, я полон тоски.
Как звучало бы слово Христа,
Если б был он таким же, как я?
Дрожь в душе моей держит всегда наготове свой холод.
И все пожирает, и все отрицает моя пустота,
Все в ней глухо и немо —
Молчание звезд.
Дыра в груди моей глубока, и формы она не имеет.

Анри Мишо – Пустота

Ив ТАНГИ (Yves TANGUY) (5.01.1900, Париж — 15.01.1955, Уотербери, Коннектикут)



Французский и американский художник-сюрреалист.

Это одна из первых работ , принесшая ему известность.


Мама, папа ранен! 1927 . Масло на холсте. 92.1 x 73 cm. Музей современного искусства, Нью-Йорк, NY, США.

Выдающаяся работа Ива Танги. Название этого полотна эмоционально, а мотивом для его создания, согласно мнению исскуствоведа Джеймса Тралла Соби, послужила история психической болезни: «Непостижимый фаллический объект справа, возможно, представляет отца, испускающего, подобно некоторым раненым морским тварям, серое облако; мать представляется зеленой фигурой, и в центре подвижный младенец – в образе фасолевого объекта».

Ив Танги родился в Париже в семье отставного офицера военного флота. Значительную часть детства он провел на побережье Северного моря в Бретани: пустынные береговые ландшафты этого края, впечатления, связанные с морем, оказали огромное влияние на его творчество – в своих работах он часто использовал формы амеб, морских и земноводных животных, плавные линии и очертания дыма и облаков, пульсаций в воде и дрожащий свет.

«Солнце в коробке для драгоценностей», 1937


1944 Моя жизнь, черная и белая

Вернувшись в Париж, Танги брался за разные работы, не зная, чем конкретно он хочет заниматься в жизни. Так он, наворное, и болтался бы по жизни, если бы однажды не увидел в витрине магазина полотно прото-сюрреалиста Джорджо де Кирико – Ив выпрыгнул из движущегося автобуса, чтобы лучше рассмотреть это творение. В тот день он решил стать художником, хотя никогда до этого не обучался живописи – смелости парню не занимать! (1923).


1940 Атласный камертон

Будучи самоучкой, сперва просто рисовал в кафе – в манере, близкой романтическому экспрессионизму парижской школы.


1927 Тушение лишнего огня

Уже в 1924 году армейский знакомый Жак Преве ввел его в круг сюрреалистов, где он стал стремительно развиваться как художник, и в 1927 году состоялась его первая выставка. Андре Бретону так нравились работы Танги, что он подписал с ним контракт на двенадцать картин, из которых Танги закончил только восемь.


1928 Фантомы

В 1925 Танги примкнул к движению сюрреалистов, активно участвуя во всех их выставках. Создавал дадаистские коллажи и «автоматические» рисунки, стремясь выразить импульсивный поток сознания.


1928 Темный сад

К концу 1920-х годов нашел свою коронную тему – причудливый пейзаж-«галлюцинацию» с зыбкими пространствами моря или пустыни, заполненными предметной фантастикой биоморфно-геологического рода. Круг этих мотивов окончательно закрепился после путешествия художника по Северной Африке (1930).


1926 Шторм (Черный пейзаж)

В 1930-х годах Ив полностью погрузился в богемную жизнь, полную удовольствий, что привело к краху его первого брака (он женился в 1927), но подарило ему новую любовь, которую он сохранит до конца жизни.


1929 Внешнее

Приехав незадолго до начала Первой мировой войны в Нью-Йорк, в 1938 году Танги посетил выставку, на которой познакомился с работами американской художницы и поэтессы Кей Сейдж. Сразу после этого они начали встречаться и, в последствии, поженились.


1926 Я вернусь, прощай

После начала Второй мировой войны Танги и Сейдж переехали на родину художницы, где купили старую ферму в Коннектикуте и прожили там до конца своих дней.


Лента пределов, 1932 Частная коллекция, Швейцария Рука в облаках, 1927
Галерея Штутгарт, Германия

Добившись значительного коммерческого успеха при поддержке галереи Матисса, по-прежнему писал свои пейзажи-видения – обычно в сдержанных серовато-голубых гаммах, но с вкраплением тревожных красочных диссонансов.


Ветер, 1928 Частная коллекция

Как утверждал сам Ив Танги: «Картина развивается на моих глазах, раскрывая свои секреты в процессе работы над ней. Именно это дает мне ощущение полной свободы, поэтому я не никогда не планирую наперед, что буду рисовать».


Рука в облаках, 1927 Галерея Штутгарт, Германия

Уникальный стиль не репрезентативного сюрреализма Ива Танги легко узнаваем. Коронная тема Танги – пейзаж-галлюцинация: на полотнах художника изображены абстрактные пейзажи с использованием ограниченного количества цветов, иногда с вкраплением тревожных красочных диссонансов.


1942 Перевоплощение

Как правило, это враждебные пейзажи, населенные различными абстрактными формами, иногда угловатыми и острыми как осколки стекла, иногда органические по виду, похожие на огромные амебы, превращенные в камень.


1927 Гибель семьи

Умер Ив Танги в Уотербери 15 января 1955. Его тело кремировали и оставили на хранение до смерти Кей Сейдж.
В этом же году прошел грандиозный ретроспективный показ его картин в Нью-Йорке.


Завтра, 1938 Музей искусств, Цюрих

Кей так и не смогла прийти в себя после смерти любимого – рисовала все меньше, писала очень печальные стихи, и, в конце концов, ее вторая попытка самоубийства оказалась успешной. Тогда друг семьи Пьер Матисс отвез их пепел в Бретань и развеял над морем, которое они так любили…


«Воображаемые цифры», 1954

Это последняя картина, написанная Танги. Она представляет собой типичный пример его позднего творчества с геоморфными формами, похожими на отполированную гальку, из которых вырастают насыпи и стены. Эта работа все также сохраняет видимость пустынного пейзажа, но теперь этот пейзаж напоминает каменное кладбище, погруженное в воду.

Игорь Шестков (из книги "Солнце в футляре")

Часто художники хотят послать реальный мир куда подальше. Тогда они создают для себя новую реальность - словесную, живописную, музыкальную... Со своей логикой, геометрией, временем, небом, светом... Создателем одного из таких альтернативных миров был француз, самоучка-сюрреалист Ив Танги. Начиная с конца двадцатых годов и до смерти, Танги развивал и усложнял от картины к картине свою искусственную реальность.

Темно-серый океан, поверхность которого зритель наблюдает как бы с высокого берега, переходит на невидимом горизонте в белесый светящийся туман. Над ним висят волнистые облака, еще выше - синеватое небо с розово-желтыми разводами. Солнце или какое-то другое светило светит откуда-то сзади и справа.

На поверхности океана стоят биоморфные пространственные тела - два жирафчика, половинка мячика с хвостиком, косточки, туфелька, несколько нитевидных конструкций. Желтая башня выпустила из себя длинные ростки-стебли. Предметы в мире Танги похожи на отшлифованные морем разноцветные камешки или на ворсистые кактусы.

Медленно колеблется океан, сияет туман, переливаются мягкими тонами странные биологические конструкции... Спокойно. Безлюдно. Красиво и почти не страшно.

В мире, изображенном на картине Танги "Солнце в футляре" (1937), интересно, туда хочется войти или вплыть, а еще лучше - влететь и долго не вылетать. Покататься на жирафчиках. Пнуть ногой мячик. Дернуть за хвостик. Бросить биту в собранные вместе косточки. Примерить туфельку. Подергать за нити, посидеть на желтой башне, поглядывая в даль, где то ли висит, то ли плывет айсберг или баржа или маленький сюрреалистический кит.

Мир Танги чудесно нейтрален, равнодушен, отрешен. Не агрессивен. Что не всегда можно сказать о мирах других сюрреалистов...

... Танги взрослел, старел. А его искусственный мир развивался. Башни обтянулись оболочками, появились экраны, стержни, дупла, обелиски, спруты, города, северные сиянья, волосяные стены, колонны, кристаллы... Океан или живая почва зыбкой планеты превращался в песчаные дюны, в плато из затвердевшего света, в полиэтиленовые поверхности... Башни росли, остроугольные формы заменяли закругленные, биоформы касались и оплетали друг друга. Появились конструкции, напоминающие скалы или бумажные листки, парящие в воздухе.

Иногда открывались странные глаза, похожие по сюрреалистической традиции на яичные желтки (в отличие от желтков Дали, глазуньи Танги рвотного инстинкта не вызывают).

Танги работал над чем-то вроде универсального ландшафа, внутри которого могут вырастать и существовать различные объекты. Драматические события первой половины 20-о века оставили в этом мире мрачноватый след, хорошо заметный на ранних, не оригинальных работах мастера. Экзистенциальный покой средних и поздних работ Танги ничем не нарушается. Огненная колесница истории катится мимо, не опаляя художника.

Прилив света и покоя. Рай для мизантропа-отшельника. Или для искателя пластмассового жемчуга.
Сад отдыха и полета. Планета не для людей...

Запустил бывший моряк на орбиту свою странную планету. Вращается она вокруг наших мозгов... Прекрасная безлюдная планета живых камней...

Текст опубликован в журнале "Мосты", 23, 2009, Франкфурт на Майне.

По материалам Википедии
Tags: живопись, сюрреализм
Subscribe
Buy for 30 tokens
Как-то я купился на рекламу СИМ карты Тинькофф Мобайл, уж очень было хорошее предложение. Признаться даже думал использовать её в качестве основной. Но протестировав несколько дней понял, что дорого и отключил все услуги и изъял карту из телефона. Ещё при покупке мне предложили увеличить…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments