Category: отношения

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.

Роковая женщина



В изобразительном искусстве XIX века


23 июля 1877 в парижском зале суда собрались толпы людей, желающих стать свидетелями суда над
женщиной, которую обвиняли в том, что она плеснула кислотой в лицо своему любовнику. Данное
преступление, и другие подобные ему, сильно поразило воображение одного видного швейцарского
художника Эжена Грассе. Вдохновленный этим образом, в 1894 он создал картину под названием
«The Acid Thrower» (дословный перевод – «Метательница кислоты»).





La vitrioleuse (The Acid Thrower)
Eugène Samuel Grasset, 1894


Collapse )

Месть Золотой рыбки

Жизнью помятая
И неприглядная рыба.
Кожа с нее облезала лохмотьями,
Словно обои,
И цветом была наподобие старых обоев –
Коричневатой,
С разводами выцветших роз.
Была она в пятнах и крапинках,
В известняке и ракушках
И в водяных паразитах.
Водоросли,
Как зеленые тряпки,
Болтались под брюхом,
А жабры вдыхали
Убийственный воздух –

Грозные колкие жабры,
Налитые кровью,
Что до крови режут.
Мне представилась
Жесткая белая плоть,
Туго, как перья, зажатая
Между костями,
Толстый хребет и мелкие острые кости,
Ярко-красное с черным –
Глянец ее потрохов,
Розоватый пузырь,
Будто крупный пион.

Элизабет Бишоп (1948)



Óscar Domínguez, Женщины с сардинными формами, 1937

Collapse )

Вдохновение художника



Белла Шагал




Белла Розенфельд-Шагал



Она заставляла его парить над небесами, была полна мудрости и верности, ожидая пока Марк закончит
творческие метания и вернётся в родной Витебск к ней. Так и случилось, Берта Розенфельд или Белла
Шагал стала самой сильной любовью и самой вдохновенной музой великого
русско-белорусско-еврейско-французского художника.

Collapse )


Бывшие



Александр Пушкин к Аглае Давыдовой


467132.jpg


Бойкая француженка, одна из бесчисленных возлюбленных Пушкина была предметом его
короткой, но тяжелой страсти. Отставку она дала ему сама — по крайней мере иначе
с чего бы он стал осыпать ее потом мерзкими эпиграммами?


Иной имел мою Аглаю
За свой мундир и черный ус,
Другой за деньги — понимаю,
Другой за то, что был француз,
Клеон — умом ее стращая,
Дамис — за то, что нежно пел.
Скажи теперь, мой друг Аглая,
За что твой муж тебя имел?


Collapse )